21 августа 1998 года "Новое русское слово", под рубрикой "Несостоявшаяся полемика", опубликовало статью В. Ярмолинца "Кузница антисемитов, или История в документах о том, как победитель конкурса борьбы с антисемитизмом был объявлен антисемитом".

 

 

Кузница антисемитов,

или

История в документах о том, как победитель конкурса

борьбы с антисемитизмом

был объявлен антисемитом

 

История почти анекдотическая. В июне этого года нью-йоркский журналист Эдвиг Арзунян направил в газету "Форвертс" свою статью "За что прокляты евреи?" Она является попыткой разобраться в вопросе, который вынесен в заголовок. Газета "Форвертс" этот материал не опубликовала, но после нескольких звонков автора в редакцию в номере от 3 июля 6 августа появилась критика на его изыскания под названием "Несостоявшееся "открытие"". Автор критической статьи В. Ребров, растолковывая позицию Арзуняна, назвал его антисемитом.

Для последовавшего возмущения Арзуняна были все основания. Главное заключалось в том, что в январе 1997 года он был назван одним из победителей конкурса на лучшее литературное произведение на тему борьбы с антисемитизмом и расизмом, который провело Бостонское общество борьбы с антисемитизмом. Об этом свидетельствует документ, подписанный председателем жюри конкурса Виталием Коротичем.

В письме в редакцию "Форвертса" Арзунян также высказывает недовольство и по другому поводу:

"Можно ли критиковать в печати статью профессионального журналиста, не опубликовав ее и даже ни разу не процитировав?"

Трудно не согласиться с такой постановкой вопроса. Особенно тем, кто помнит, как советские писатели клеймили роман "Доктор Живаго", даже не читая его, а просто принимая на веру партийную директиву.

Когда я позвонил в редакцию "Форвертса", главный редактор еженедельника Владимир Едидович объяснил: "Я не счел нужным публиковать этот материал, но наш автор В. Ребров подробно изложил его содержание".

Насколько полно изложено это содержание, читатель может судить сам, ознакомившись с обеими статьями. Статья Арзуняна печатается с сокращениями и поправками. (Например, Арзунян "Синедрион" назвал "Синодом". В статье Реброва тоже есть опечатка: конкурс борьбы с антисемитизмом назван антисемитским. Редакция позже исправила эту опечатку). Теперь остается выяснить другой вопрос: заслуживает ли Арзунян того, чтобы его публично назвали антисемитом?

Едидович говорит мне:

Вопрос, поднятый Арзуняном, обсуждается уже две тысячи лет и ничего нового в нем нет. Я не знаю, кто навел Арзуняна на эту мысль или же он сам дошел до нее, но это не суть важно. Важно то, что в этой статье он выступил как проводник антисемитских идей, снова выдвигая обвинения против еврейского народа.

Мне как раз показалось, что он попытался защитить еврейский народ, возразил я.

Видите ли, это старый антисемитский прием. Человек говорит, мол, все евреи, конечно, неплохие, но вот от этого конкретного Моськи воняет чесноком. А от того луком, а от того потом и так далее. То же делает и Арзунян: все не виноваты, виноваты только вот эти. Но косвенно он все равно обвиняет всех евреев. А то, что он говорит, что у него мать еврейка, ничего не решает. Я, например, считаю, что Евгений Манин является проводником антисемитских идей. Среди евреев есть тоже антисемиты. К этому я могу добавить, что у меня есть свое представление о свободе прессы. Человек может писать все, что он хочет. Но это не значит, что мы обязаны это публиковать.

С мнением В. Едидовича я абсолютно согласен. Он имеет полное право отказать в публикации того или иного материала. Но я не уверен, что он может комментировать изложение статьи и называть ее автора антисемитом на основании этого изложения.

Я счел необходимым дать возможность оскорбленному коллеге вынести на суд читателя свою статью. Послужит ли это основанием для того, чтобы газета "Форвертс" объявила меня антисемитом?